Об авторе

Давайте знакомиться. Меня зовут Елена Александровна Ивлева. Мне пятьдесят семь лет, я - пенсионер. Жизнь каждого человека богата событиями, у каждого - своя история, которой можно поделиться, нужно только вспомнить. Это - моя история.

ДЕТСТВО

Родилась я в глухой сибирской деревне (около 200 км от железной дороги), в ноябре 1961 года. Очень давно, по меркам подрастающего поколения. Ну да, через пятнадцать лет после окончания Великой Отечественной войны. Отец мой работал молотобойцем в кузнице, а мама приехала работать в деревенскую школу после окончания педагогического института. После моего рождения в деревне мы прожили недолго - приехала бабушка и забрала маму и меня к себе, в Новосибирск. Следом приехал отец, а некоторое время спустя, наша небольшая, на тот момент, семья переехала в город Осинники Кемеровской области. В этом городе уже и родились три моих сестры и брат. Здесь прошло мое детство, здесь я окончила школу, здесь я начала работать. Отрывочные воспоминания из детства хранятся в моей памяти примерно с трехлетнего возраста. Ранние - совсем коротенькие и размытые, более поздние - яркие и продолжительные во времени.

ШКОЛА

Я росла любознательным и очень рассудительным ребенком. Очень любила все объяснять, в том числе и детские шалости (“мама, я тебе сейчас все объясню”). В четыре года я научилась читать, а в школу пошла по нынешним меркам поздно - почти в восемь лет (ноябрьских детей в неполных семь лет тогда в школу не брали). В этот год родилась моя самая младшая сестра. В следующем году я поступила в музыкальную школу по классу фортепиано. Ездить приходилось на автобусе в соседний городок. Иногда приходилось подолгу стоять на остановке и зимой у меня сильно замерзали руки. В музыкальной школе я сразу поднималась на второй этаж и отогревала красные пальцы на горячей батарее. В четвертом классе в моей жизни появился спорт - это был баскетбол, а в шестом - добавились лыжи. В общем, та еще нагрузочка была, учитывая, что я старшая и у меня к этому времени была уже масса обязанностей по дому. Именно тогда меня первый раз поставили перед ответственным выбором: мама сказала, чтобы я выбирала сама - музыка или спорт. Я выбрала спорт и не жалею об этом. Спортом заниматься я любила всегда. Но больше всего я любила читать. Когда я читала, я забывала обо всем. У меня стали забирать книги, но я читала по несколько книг одновременно и прятала их везде. Одну забирают, я достаю другую, прячусь и опять читаю. Закладки в книгах я никогда не делала - помнила, где остановилась. Ночью читала с фонариком под одеялом. Правда, почти всегда это продолжалось недолго - я была обнаружена и книга отобрана. Специально для меня родителями было придумано наказание за провинности - запрет на чтение на неделю.

Школа в нашем поселке была восьмилеткой. Я училась хорошо, но отличницей не была. Особого стремления не было. Очень принципиальная была -“правдоискательница”, как называли меня учителя. Отстаивая правду, срывала уроки и торжественную линейку, дралась с одноклассниками, отстаивая право на безусловное уважение к личности. В общем, маме моей доставалось - она работала в этой же школе и была моим классным руководителем. Учеба в школе, как, впрочем, во всех школах того времени, сопровождалась множеством мероприятий: сбор макулатуры и металлолома, смотры художественной самодеятельности, турслёты и уборка урожая в каких-то подшефных организациях. Правда, никто не понимал, кто для кого и почему является шефом, но ведь нам это, по сути и не важно было. Главное, что все вместе мы ехали на “пазике” , трясясь кочкам полевых дорог, хором пели песни, копали картошку, а потом обедали своими домашними припасами, разойдясь по перелеску компаниями.

Любимым предметом в школе у меня была физика. В восьмом классе я выиграла городскую олимпиаду по физике и мне предложили поступить в заочную физико-математическую школу при Новосибирском Государственном университете на физико-математический факультет. В десятом классе я ее бросила, так как не получила ни одного задания по физике - только математика. Я ее не очень любила. Знала, но не любила. Я вообще много чего знала и умела : готовить, вязать носки и рукавицы, вышивать, шить по мелочи, консервировать овощи и фрукты, косить, колоть дрова, топить печь, большинство садовых и огородных работ. Я же старшая, вот и пришлось всему научиться. Учеба в девятом и десятом классе мне ничем особенным не запомнилась, хотя и в новой, уже средней школе, все было так же, как и во всех школах - и учеба, и мероприятия. К окончанию школы я так и не определилась, кем я хочу стать, где учиться дальше. Я хотела стать геологом или археологом, но мама сказала свое категоричное “нет”, а я почему-то побоялась ослушаться. Наверное, потому, что была зависимой от родителей. Чтобы особенно не огорчать родителей, подала документы в педагогический институт г. Новокузнецк, на филологический факультет - потому, что туда был большой конкурс, а желания учиться там не было. В результате сдачи вступительных экзаменов я не набрала нужных баллов и благополучно не поступила в институт, чему и сейчас рада.

РАБОТА

За время учебы в старших классах средней школы мы получали профессию. Я тоже получила профессию “младший продавец продовольственных товаров”, что мне и пригодилось. Работа в гастрономе через дорогу от дома удовольствия мне не доставляла, однако я понимала, что работать я должна. Кроме меня в семье было четверо детей и родителям было тяжело. Не только в финансовом плане. Это было время дефицитов - многие продукты можно было купить только по знакомству, как у нас говорили, “по блату”. Дефициты были и в промышленных магазинах. Более-менее хорошие отношения и знакомства позволяли этими дефицитами обмениваться. Удовольствия мне это не приносило, только удовлетворение. Тем не менее, моя первая работа дала мне материальную независимость, опыт, стаж, открыла глаза на многие жизненные ситуации и взаимоотношения в коллективе. Я не мечтала работать в магазине ни долгие годы, ни всю жизнь и поэтому, дождавшись лета, уволилась. Учиться хотела, правда, так и не знала где. Но очень скоро в мою жизнь вмешался случай, который круто изменил всю мою дальнейшую жизнь.

ТЕХНИКУМ

Как говорится, “в один прекрасный день” я встретила в автобусе девочку из параллельного класса восьмилетки, с которой мы вместе занимались в лыжной секции. Разговорились. Спросила ее, где она сейчас учится, чем занимается. Училась она в гидроэнергетическом техникуме, в городе Дивногорске, на факультете “Гидротехническое строительство” и занималась, по-прежнему, лыжным спортом. Узнав, что я нигде еще не учусь и не работаю, просто позвала меня: “Поехали со мной, сразу в летний спортивный лагерь. А в техникум на экзамен тебя тренер отвезет. Я завтра уезжаю”. И я загорелась. Родителям ничего не сказала (побоялась, что не отпустят), заняла у соседей деньги, оставила родителям записку и уехала. Это была судьба.

База летнего спортивного лагеря техникума представляла собой двухэтажный, двухподъездный рубленный дом из бруса, расположенный на берегу реки Мана, ниже по течению впадающей в Енисей. Встретили меня хорошо. Тренер отвозил меня в техникум на экзамены, потом - назад, в лагерь. Это было прекрасное время! Туманные прохладные утра, умывания в ледяной, гремящей по перекатам Мане, утренние и дневные тренировки, вечерние пробежки и спортивные игры. Утренние зарядки, начинающиеся с трехкилометровой пробежки под пение лесных птиц и кросс- походы по дневной тайге, дурманящей запахом разогретых на солнце трав.

В конце августа я съездила домой за вещами и начался новый этап моей жизни - учеба на факультете "Гидротехническое строительство" в Дивногорском гидроэнергетическом техникуме. Занятия спортом для студентов нашего техникума было делом обычным, спортсменов было очень много. В шутку наш техникум тогда называли спортивным, с гидроэнергетическим уклоном. Сейчас на базе техникума вроде бы создана база Олимпийского резерва. А я тогда открыла для себя еще скалолазание и спелеологию. Красноярские столбы и база спелеологов на Бирюсе прочно поселились у меня в душе и пленили сердце. Я просто не могла всем этим надышаться. Учеба, тренировки, многочисленные соревнования, Бирюса, Столбы.

Родители мне материально практически не помогали, а стипендии в тридцать рублей всегда не хватало (даже повышенной за хорошую учебу - тридцать четыре рубля пятьдесят копеек). Тогда и добавился еще один вид деятельности - работа. Устроилась в нашем же техникуме техничкой. Полы в аудиториях и коридорах мыла вечером, после тренировок, чем значительно упрочила свое материальное благополучие и независимость. Не смотря на тренировки и частые поездки на соревнования, от учебного процесса спортсменов никто не освобождал и мы так же, как и все, сдавали экзамены, сессии, готовили и защищали курсовые проекты, проходили производственные практики.

Моя производственная практика проходила на строительстве Богучанской ГЭС, в Кодинске. Автодороги на стройплощадку тогда еще не было, только водный или авиа-транспорт. Практика начиналась в конце апреля, до начала навигации и у нас оставался один вариант - небольшие пассажирские самолеты из аэропорта Богучаны. Только вот почти по всему району аэродромы тогда были закрыты - грунтовые, они к концу апреля раскисли от дождей и растаявшего снега. Немного посовещавшись, мы решились на отчаянный шаг. Нашли райком партии, походили по его коридорам, выбрали самый шумный кабинет и зашли. Там, после моей пламенной речи о комсомольской стройке и горящих комсомольских сердцах, выход из положения был найден. Утром нас отправили самолетом на один из действующих еще аэродромов (не помню уже названия), где нас ждал вездеход. Все шесть практиканток расположились в открытом вездеходе, который, прилично помотав нас по грунтовым таёжным дорогам, доставил нас в Кодинск. На стройплощадке плотины нам поработать не пришлось, все работали в разных организациях, на разных должностях и строили город Кодинск. Как потом оказалось, мы были не единственными практикантами. Еще были две девочки-геодезистки из Львова и восемнадцать ребят, будущие инженеры-гидротехники из Еревана. Ребята были очень активные и деятельные, любили футбол. Они настроили антенну телевизора на вахте общежития, собрали кучу стульев и устроили кинотеатр для просмотра футбольных матчей. Только коллективным просмотром телевизора дело не закончилось и вскоре на пустыре за общежитием было устроено футбольное поле, где проходили периодические матчи между импровизированной командой “Арарат” и и всеми желающими любителями футбола. Еще вспоминаются факельные шествия по будущему Комсомольскому проспекту, походы с ночевкой на Ангаре и походы за грибами. Кроме всех плюсов и минусов (которые тоже конечно были) жизни на практике я получила еще одну профессию - штукатур-маляр.

Долго не могла заставить себя сесть за подготовку дипломного проекта. Наверное, слишком много времени нам на это отпущено было. Мне хватило одной недели, правда, очень напряженной работы. Защита прошла на “отлично”. А потом мне пришлось опять сделать очень серьезный и ответственный выбор (второй раз в жизни). Распределение студентов для работы в нашем техникуме было тогда по всему Советскому Союзу, на стройплощадки и в проектные институты. Особого желания работать в проектном институте у меня не было, я хотела непременно поехать работать на строительство гидроэлектростанции. На Север было два места и брали только мальчиков почему-то. Тогда я рассудила так: в Сибири я уже пожила и не хочу жить очень близко от родителей, на юге нужно отдыхать, а не работать. Оставался только Дальний Восток. Его я и выбрала.

ТАЛАКАН

В апреле 1983 года, по распределению, на стройплощадку Зейской ГЭС мы приехали вчетвером, только к этому времени потребности в специалистах там уже не было и нас отправили на Бурейскую площадку, в поселок Талакан. Здесь гидротехники пока тоже были не нужны. Строился поселок, производственная база, дороги. Дороги - это отдельная песня, скажем. На Железнодорожной станции Бурея мы узнали, что до Талакана ехать еще восемьдесят пять километров, но автобусы не ходят и еще дней семь-десять ходить не будут. (опять апрель, опять раскисшая после дождей и таяния снега теперь уже дорога). “А вы, девочки, поезжайте на перевалбазу, там КАМАЗы каждый день до Талакана ходят”, сказала нам пожилая кассирша автокассы. Дорога была грунтовая, размытая и показалась очень длинной. Из высокой кабины КАМАЗа открывались бескрайние долины и сопки. Мелькали стволы и кроны деревьев непривычной формы, а водитель комментировал названия речек:”Дея, Малые Симичи, Большие Симичи, Пайкан, Синель”. Меня взяли на работу штукатуром-маляром, что было, в общем-то неожиданно, но не слишком огорчило - работа была мне знакома. Уговаривала себя, что все это временно, думала - вот сейчас быстренько Бурейскую ГЭС построим и поеду на следующую стройку. “Быстренько” не получилось. Получилось на всю жизнь.

Девочки разъехались кто куда в течение года, а я на работу по полученной в техникуме специальности смогла устроиться только через восемь лет. Много разных событий и людей случилось в моей жизни за эти восемь лет. Родилась дочь, получила квартиру, менялись работы. Не важно, по какой причине моя семья состояла из двух “я”, это была моя семья, моя жизнь и только я несла за нее ответственность.

Когда я получила свою первую квартиру, научилась многому - вешать полки, люстры и светильники, чинить и менять розетки и выключатели. Это оказалось совершенно не сложно, поверьте мне. Как-то легко все проблемы решались: не хватало денег - находила подработку, не было в магазине детской одежды - шила дочери куртки и костюмы из своих вещей, просила подруг, уезжающих в отпуск в Прибалтику или Украину привезти платья. Всегда выход можно найти и выкроить время, если желание есть.

Конечно, жизнь моя в эти годы не ограничивалась только семьей. Была работа в Комитете комсомола стройки, смотры художественной самодеятельности коллективов организаций, конкурсы гитарной песни, профессиональные конкурсы, КВН. Иногда с концертами в Талакан приезжали артисты, иногда мы сами были артистами. Собралась однажды в поселковом клубе компания, поговорили, да и решили написать и поставить сказку для детей. приближался Новый Год, каникулы у школьников и нам хотелось сделать для них такой вот подарок. Никогда не догадаешься, о чем эта сказка, если просто перечислить персонажи: доктор Айболит, снеговик, цветик-семицветик, вороны, снежная королева, Дед мороз, Снегурочка, снежинки, буратино. Сказка была о Ёлочке. В общем, затея наша удалась, дети были счастливы. На представления приходили и дети, и родители, и бабушки с дедушками. Для поселка это было событие. Не скучно жили, в общем, всё успевали. Временный поселок расстроился, строился постоянный поселок. Мы жили уже в другой, большей по площади, квартире, в постоянном поселке, название которого - “Новый город” было выбрано на поселковом референдуме.

Мастером на строительство плотины я устроилась, когда дочь пошла во второй класс. Через некоторое время я поняла, что моей базы знаний недостаточно и нужно учиться. Поступила в Новосибирский институт инженеров водного транспорта, на заочное отделение (по своей же специальности - “Гидротехническое строительство”). На сессии мы с дочерью ездили вместе. По дороге в Новосибирск я завозила ее к родителям и устраивала в ту же школу, которую сама окончила, а после сессии - забирала её и мы вместе ехали домой. Учеба давалась мне легко. Начальные курсы я сдавала экстерном и окончить институт у меня получилось за три с половиной года, пока еще выплачивали авансы вместо зарплаты.

Это были трудные годы. Не только для нас, для всего поселка. Стройку перестали финансировать. Сначала мы получали зарплату и авансы, потом - авансы, потом - только расчетки. Работающие получали продовольственные корзинки. В магазине были продукты, но покупать их могли только бюджетники и пенсионеры - те, кто получал зарплаты или пенсии. Очень выручал дачный участок. Свои овощи и заготовки на зиму - хорошее подспорье. Весь поселок пёк хлеб на картофельной закваске, все делились рецептами вроде “печенье на огуречном рассоле” и “нищий торт”. Кофе варили из одуванчиков, вместо чая заваривали Чагу или засохшие, черно-коричневые потеки березового сока. Потом корзинки закончились, мы получали талоны на хлеб, который можно было получить одну булку в руки и которого всем не хватало. Я не знаю, из чего его пекли - черный, липкий, тяжелый. Мы были и этому рады - детей нужно было кормить. А потом стройка встала, совсем. Закончился цемент, топливо, мазут для мазутных котельных, подающих пар на строительство плотины в зимнее время. Действительно тяжело было, всем тяжело.

Поселок ожил благодаря губернатору области и руководству стройки - финансирование возобновилось, строительство плотины продолжилось большими шагами, остановить это было уже невозможно. Работа мне нравилась, но была несколько однообразной и знания, полученные мной в институте, не были востребованы в полной мере. Я искала себя. Сначала - два года работы в проектной организации (отдел рабочего проектирования института “Ленгидропроект”, находящийся на площадке строительства), а потом я нашла свою любимую работу. Работа требовала многих знаний, способности в короткие сроки выполнять большие объемы работы и умения анализировать. Я познакомилась с умными и опытными сотрудниками Всероссийского научно-исследовательского института гидротехники, с которыми мне посчастливилось проработать на протяжении пятнадцати лет. Институт осуществлял научно-техническое сопровождение строительства и начала эксплуатации плотины Бурейской ГЭС. Я набиралась опыта, менялись должности - от инженера производственно-технического отдела до начальника Службы мониторинга оборудования и диагностики гидротехнических сооружений. Сколько же нового и интересного было в моей жизни за эти годы! Вводы в эксплуатацию пусковых комплексов ГЭС, командировки, ежегодные конференции гидротехников в Санкт-Петербурге, участие в работе Международного Собрания по большим плотинам (ICOLD), написание статей, отчетов, вводы в эксплуатацию систем контроля за состоянием плотины.

Дочь выросла. Окончила техникум, потом - университет. Вышла замуж. У меня растут прекрасные внуки. А я ушла на пенсию, хотя могла еще поработать. Только все уже достигнуто на моей должности, жизнь продолжается и она прекрасна во всех своих проявлениях. А я хочу перемен. Хочу сесть в машину, поехать в гости к сестрам, к брату. Может быть, еще где-нибудь поработать. Ну что мне мешает? Да ничего. Я так и сделала. Загрузила в машину одежду на все сезоны, взяла свою собаку и теперь мы вдвоем осуществляем мои мечты.

Сообщение